Где одеваются стильные мужчины-минчане

Стильные мужчины рассказали о том, где они одеваются и почему чаще выбирают иностранные бренды.

Дмитрий Заболотный, дизайнер одежды, портной

На мне сегодня джинсы H&M – я заказал их через интернет, и водолазка Sisley, которую купил в «Короне», – мне нравится, что она сделана из 100% шерсти. Перчатки Boss, ботинки неизвестного европейского бренда – их я заказывал на сайте YOOX. Пиджак Dmitry Zabolotny studio. он из оригинального шотландского Harris Tweed: твид ручной работы, подваленный, чтобы меньше скатывался, пуговицы из натуральной кожи. То есть это белорусский хенд-мейд, но из шотландской ткани, потому что в Беларуси такую не делают. Очки H&M, часы Casio, их я тоже заказывал через интернет.

За последние полгода мой стиль поменялся: я добавил больше толстовок, слим-брюк. Раньше я пытался играть в «серьезного мужчину» и это было интересно на каком-то этапе, но потом надоело. Поэтому сейчас хочется добавить какого-то озорства по цветам, тканям. Для меня индивидуализация – это самое важное, я не хочу быть похожим на Сашу, Петю, Колю, Васю.

Раньше я много смотрел журналы мод, фэшн-показы. Все это необходимо для формирования образа и стиля. У любого человека есть такая пора, когда ты насматриваешь образы и из всего этого безумного многообразия выбираешь то, что тебе подходит. Так формируется тот самый стиль и образ, и когда это происходит, то необходимость в модной информации отпадает. По сути дела, я сейчас за модными тенденциями слежу редко. Но все же могу посмотреть хронику Миланской недели моды или фотографии уличного стиля Лондонской недели моды. Меня интересуют не показы, потому что это коммерческий продукт, завернутый и упакованный, а фрики, пионеры моды, это и есть те самые трендсеттеры.

В выборе одежды принимает участие и моя жена, она говорит мне, что смотрится красиво, а что – нет. И это необходимо, потому что собственный глаз «замыливается». В одежде я не могу чем-то поступиться. К примеру, цветовой гаммой, потому что она отражает настроение. Для меня важно, чтобы одежда хорошо сидела, чтобы я мог легко двигаться в ней, она должна давать мне комфорт в ту пору года, на которую рассчитана. Если исходить из этих критериев, то продукция белорусского производителя мне не подходит. Здесь я не могу найти подходящего качества и кроя. Мне не нравится, что костюмы сидят на мне, как на вешалке. Они не облегающие, там отсутствует талия. А цветовая гамма – это отдельная история.

Стоит сказать, что наши мужчины в категории 35-40 лет, к которой меня можно было бы отнести, одеваются очень скромно. Не принято, чтобы мужчина был одет ярко и интересно. Посмотрите здесь (указывает на мужчин, находящихся в кафе ): мы с вами находимся не в самом дурном кафе. И что мы видим? Черные куртки и обычные джинсы. Грусть-печаль. Поэтому большинство белорусских производителей и ориентируются на «грусть, печаль». Среднестатистический белорусский мужчина – это непонятная мне категория. За эстетикой он следит очень мало. Потому что, к сожалению, у нас заведено так, что мужчина должен быть брутален до невероятного предела.

Белорусский производитель предлагает мне сэкономить и при этом пытается сэкономить на всем сам: на стоимости и качестве тканей, цветовой гамме, на широте ассортимента. Я бы с удовольствием покупал трикотаж «Алеся», потому что он сделан очень качественно с точки зрения пошива, но там нет качества дизайна – комплекты скучные по цветовой гамме, крой банальный и устаревший. Я с удовольствием покупал бы белорусское, если бы они производили что-то актуальное с точки зрения моды.

Дмитрий Вайновский, рекламист

На мне шляпа, которую я купил в Германии на барахолке. Ну как ее было не купить? Посмотрите на галун! Видно, что люди, которые создали ее, любили то, что делали. Где купил шейный платок, рубашку и джемпер, не помню. Пальто и ботинки английские, заказал через интернет. Ботинки – класс! Это строительная обувь, у них есть специальный непробиваемый носок, он защищает ногу от удара на стройке. Я очень люблю английские вещи. Брюки итальянские, их я купил в Минске в магазине Gusto. Сумку тоже купил в Минске.

Когда-то у меня были проблемы с одеждой: я заметил, что трачу на нее много денег и времени. Я решил отучить себя от этого. Во-первых, я раздал весь свой гардероб, во-вторых, просто начал покупать одежду в секонд-хенде. Я выработал правило, что одежда не должна стоить дороже десяти долларов. Первое время мне было сложно ходить в такой одежде, потому что я ощущал сильный контраст. Но вскоре это подействовало.

Я тот человек, который «вбивается» в вещь и носит ее. Универсальность вещи становится понятной, когда ты «голосуешь» за нее временем. Заношенная вещь обладает своей историей; вещь хорошего кроя любит своего хозяина, обнимает его, принимает его форму – это роман! Для меня ключевой фактор в одежде – это, конечно, дизайн, когда видно, что люди что-то изобретали. В свою очередь, для меня неважно, марочная одежда или нет.

Я ничего не имею против белорусских марок. Просто большая часть того, что шьется белорусскими мастерами, за исключением нескольких брендов, ориентировано на женскую аудиторию. Но то, что они делают, не попадает в систему моих предпочтений. Я люблю индивидуальный пошив, он интереснее самим процессом. Тем более что сейчас нет никаких границ: доступны превосходные ткани, лекала.

Для меня стиль – это та музыка, которая звучит у тебя в голове, стихи, которые ты читаешь. А одежда – это скорлупа, инструмент, через который видна мотивация, которая проста и понятна. Допустим, среднестатистический мужчина одевается обычно не потому, что у него нет вкуса, а потому, что его мотивация – не выделяться. Через одежду можно понять, любит ли себя человек, – для меня это важно. Человек, который не любит себя и все, что вокруг, мне неинтересен.

Работа влияет на внешний вид, еще как! Буду честным, иногда я надеваю «спецодежду» – например, то, в чем я поеду на деловую встречу. Сначала клиент считывает меня по внешним обстоятельствам: на чем я приехал, как одет, какие у меня аксессуары. Позже, когда я буду с ним разговаривать, обстоятельства будут другими. Но до этого момента я не хочу, чтобы он беспокоился. Есть еще такой аспект: чем ты старше, тем шире становится коммуникация – и вопрос уже не в том, чтобы заинтересовать противоположный пол. Тебя начинает интересовать больше моментов.

Игорь Корзун, городской активист, художник, фотограф

Головной убор мне связала жена – это форменная шапка городского лесничего. Куртка куплена в Феодосии, в военном секонд-хенде. На мне два платка: один – бандана Marlboro. другой – шарф из нидерландского H&M. Когда оказываюсь в H&M, то покупаю там не одежду, а аксессуары. Одежда там – отстой, носится она не очень долго, а вот аксессуары, шарфы, варежки, перчатки – интересные и служат дольше, чем один сезон. Сегодня на мне поло, название фирмы не знаю. Мне очень нравится этот формат. Его очень удобно надеть под свитер, к тому же в этом есть какой-то элемент современного горожанина, не обремененного формой. Джинсы и мокасины Timberland, куплены в минском секонд-хенде.

Иностранные производители меня интересуют, если я выбираю важные вещи: обувь, куртку, джинсы или пальто. В таком случае это должны быть проверенные марки: их я чаще всего покупаю в секонд-хендах, потому что там до 50 долларов я могу купить настоящую фирменную вещь, которая в магазине будет стоить не меньше сотни. Я люблю те вещи, которые проживут со мной как можно дольше. Тогда у них появляется своя история, с ними связаны интересные воспоминания, в таких вещах я чувствую себя комфортно, становлюсь самим собой.

Для меня не важна презентабельность в одежде. Дырки на майках, джинсах меня нисколько не напрягают. Вообще, я слово «презентабельность» не уважаю, она – презентабельность – меня никогда не интересовала. Я отличаюсь от других людей, потому что мы ставим совершенно разные задачи. Перед многими людьми стоит задача соответствовать, а для меня задача – чтобы меня увидели. Я должен быть заметным. К тому же это помогает моей деятельности. Мой внешний вид – это инструмент. И работает он следующим образом: на человека, который так одет, где сядешь, там и слезешь. Этот человек может позволить себе те вещи, которые другие позволить не могут. Конечно, я отличаюсь от обычного мужчины. Я – «городской сумасшедший», и здесь не имеется в виду, что я психически ненормальный. Есть такая категория горожан – «городские сумасшедшие», люди, которые формируют городскую культуру, нонконформисты, которых видно издалека, на которых обращают внимание. Такие люди не всегда понятны сегодня, но через некоторое время их поведение, их форма становится общепризнанной. И многие эту форму начинают примерять на себя.

Журналы мод специально я никогда не смотрю, но, безусловно, это часть мира, в котором мы существуем. Оказываясь в гостях, я могу посмотреть журнал, какие-то вещи западают, на какие-то детали я обращаю внимание: аксессуар или рубашка каким-то особым образом надеты. Позже я думаю о том, как, где и в каких обстоятельствах мог бы это применить. Запоминать какие-то элементы и воплощать их в своем гардеробе – так все делают! Так устроен мир, так все создается. Человек не может придумать что-то, чего никогда не существовало. Это синтез той информации, которую он впитал из этого мира.

В создании моего образа принимают участие друзья и близкие люди, говорят: «Вот так не надо. Это не надевай. Сбрей бороду. Отпусти бороду». То есть они все дают разные советы. Сказать, что я не следую этим советам, – очень сильно соврать. Если моя супруга просит, чтобы я сбрил бороду, а друзья говорят, что мне идет борода, то оставаясь с бородой я все равно чьему-то совету последовал. А выбор все равно сделал сам.

Александр Василевич, директор рекламного агентства

На мне свитшот Acne, я купил его в Амстердаме. Джинсы G-Star купил там же, а кеды Prada и куртку Barbour – в Италии. Майка – Billionaire Boys Club.

Сейчас с одеждой все предельно просто: с одной стороны, она сильно унифицируется, с другой – падает ее качество. Причем это встречается у разных брендов. С унификацией одежды все понятно: можно увидеть на одной улице в одной и той же майке Zara несколько человек.

В Минске, например, одежду приходится шить, потому что готовые костюмы у нас делают из дешевых, простых тканей, сидят такие костюмы плохо. Да и вообще, покупать сложнее, потому что не знаешь, как будет сидеть на тебе одежда. К примеру, на мне костюмы Dolce&Gabbana плохо сидят, а вот если какой-нибудь Paul Smith, то вполне нормально. Но все-таки лучше шить, потому что это должна быть комфортная одежда, когда в пиджаке как в байке. Такие вещи гораздо удобнее, приятнее, в них можно проводить много времени. К тому же я уже постарел, хочется удобной одежды, обуви. Или тех шмоток, которые не будут тебя запаривать в зависимости от погоды или еще чего-то, просто будешь себя чувствовать более свободно.

Одежда становится хуже: Diesel, который был десять лет назад, и тот, что есть сейчас, – это небо и земля. Того хватало на три года, этого хватает на год. С G-Star та же самая история, поэтому приходится делать очень сложный селекшн. А в Минске его делать невозможно – мне проще найти там, нежели здесь. Поэтому приходится покупать одежду за границей, искать там концепт-сторы и магазинчики с маленькими культовыми локальными брендами – самая интересная одежда продается только там. Можно покупать одежду белорусских модельеров, но для парней ее немного. Мне интересно искать новые маленькие бренды с какой-то определенной позицией, стилем.

Когда ты юн, весел, то пытаешься как-то отличиться, из-за этого носишь не ту одежду, которая тебе нравится, а ту, которая чему-то соответствует. И тогда можно поступиться качеством – надеть какую-нибудь полиэстеровую вещь. А сейчас мне уже лень такое делать. Если наденешь такую одежду, то будет жарко, зачем мне это?

На работе я могу позволить себе кэжуэл, потому что это рекламное агентство – там чуть больше свободы в определенных вещах, это же не работа в банке. Моя работа позволяет мне одеваться так, как я хочу.